?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
События на Тверской и о разговорах с полицией - kostyad
kostyad
kostyad
События на Тверской и о разговорах с полицией
Оригинал взят у tapirr в События на Тверской и о разговорах с полицией


Джеймс Дуэйн, профессор права из штата Вирджиния, считает, что ни при каких обстоятельствах нельзя разговаривать с полицией, если вы не хотите, чтобы всё вами сказанное было использовано против вас.

Запомните на всю жизнь одно простое правило: нельзя разговаривать с полицией! Ни при каких обстоятельствах!!

Прочитанная им лекция на эту тему стала вирусным хитом интернета, набрав около 3 миллионов просмотров на YouTube. В ней он приводит 7 причин, почему стоит всегда ссылаться на статью Конституции, запрещающую самооговор (63 ст. Конституции Украины или 51 ст. Конституции РФ), и отказываться давать показания.

Вот эти 7 причин:

1. Это не может ничем помочь.

Это никак вам не поможет. Люди всегда думают, что разговор с полицией может им помочь, и всегда ошибаются.

Разговор не поможет вам избежать ареста.

Более того, ничего из того, что вы скажете, никогда не может быть использовано на суде в вашу пользу. Всё, что вы скажете полиции, может быть использовано и будет использовано только против вас.

Если же дело дойдёт до суда, сторона обвинения никогда не позволит полицейским пересказать какие-либо ваши слова, свидетельствующие в вашу пользу. Учтите это.

2. Если вы в чём-то виновны (и даже если нет), вам невыгодно сознаваться полиции.

Конечно, многие могут подумать, что здесь нет ничего страшного. Разве виновные не должны признавать свою вину? Раскаяние полезно для души!

Конечно, это так. Но к чему спешка? Вы не обязаны признавать свою вину сразу, как только к вам подошли!

86% подозреваемых в той или иной степени признают свою вину ещё до начала судебного процесса. Если человек виновен и действительно должен быть наказан, то для этого будет достаточно времени. Нет причин торопиться, нет причин рассказывать всё полиции.

Признательные показания останутся у полиции навсегда. Назад вы их забрать уже не сможете, а оспорить их будет крайне сложно.

Если же вы думаете, что вас этот пункт не касается, потому что вы никогда не совершали и не собираетесь совершать преступлений, — читайте дальше.

3. Даже если вы невиновны, достаточно сделать одну ошибку в показаниях — и вам крышка.

Это человеческая природа. Вы на нервах, вы в стрессовой ситуации.

Представьте себе совершенно невиновного человека. Полиция обвиняет его в убийстве.

Он абсолютно невиновен, но он говорит: «Я не знаю о чём идёт речь, меня даже близко там не было, я его не убивал, у меня никогда не было оружия, я даже не был в Вирджинии в ту ночь».

Стоп! Последнее утверждение было ложью. Он заговорился. Его арестовали.

Следователь начал проверять его показания. Все они правдивы — кроме одного! И, к несчастью, полиция может доказать, что оно ложно. Теперь есть основания его осудить.

Но предположим, что человек говорит только правду и ничего кроме правды. Даже это не гарантирует отсутствие проблем. Потому что есть четвёртая причина.

4. Даже если вы невиновны и говорите только правду, вы всегда сообщите полиции информацию, которая будет использована, чтобы вас осудить.

Всегда!

Например, вы сообщаете полиции: «Я не знаю, о чём речь. Я не убивал Джонса, и я не знаю кто это сделал. Меня даже не было поблизости. У меня нет оружия и никогда не было. Я за всю свою жизнь ни разу не прикоснулся к оружию. Я даже не знаю как использовать пистолет. Да, этот парень мне никогда не нравился, но кому он нравился? Я бы никогда его не убил. Я в своей жизни мухи не обидел, и никогда бы не совершил такое».

Давайте предположим, что каждое слово здесь правда. Что произойдёт на суде?

 

—Детектив Брукс, было ли что-нибудь в вашем расследовании, что натолкнуло вас на мысль, что обвиняемый мог совершить это преступление?

— Да, разумеется. Он признал, что убитый ему никогда не нравился.

Вот вам уже и мотив!

5. Даже если вы невиновны, говорите только правду и ничего кроме правды, не сообщаете полиции ничего предосудительного, всё равно вы выроете себе яму.

Во-первых, это совершенно нереально — отвечать на вопросы полиции 3–4 часа и не сказать ничего, к чему можно было бы придраться. Но даже если б это было возможно — полицейским достаточно допустить небольшую ошибку в записи ваших показаний!

Наш мозг работает так, что мы часто слышим то, что хотим слышать. Не удивляйтесь, если в протоколы допроса попадут подробности, которых вы не говорили.

6. Даже если вы невиновны, говорите только правду, не сообщаете ничего предосудительного и ваши показания записаны на видео, вас всё равно могут осудить.

Как же так? Ведь всё было записано на видео?

Отлично. Но что если полиция не воспроизведёт вопросы со стопроцентной точностью?

Предположим, к вам пришла полиция. Вам говорят: мы расследуем убийство. Джонс застрелен.

Вы отвечаете: «Я не знаю, кто убил Джонса. Это был не я, я ни разу в жизни не прикасался к пистолету».

Как это может быть использовано обвинением? Думаете, никак?

На самом деле — очень просто.

На суде обвинение воспроизводит эту часть показаний, и прокурор спрашивает:

— Сержант Брукс, в этих показаниях вас что-то заинтересовало?

А Брукс отвечает:

— Я не упоминал, что убитый был застрелен. Я только сказал, что мы расследуем убийство. Обвиняемый сам упомянул пистолет.

Вы говорите:

— Это неправда! Они упомянули, что Джонс застрелен!

А полицейский заявляет:

— Нет, не упоминали.

И что мы имеем? Ваше слово против их слова? А полицейский запросто может совершить такую ошибку!

7. Даже если вы невиновны, говорите только правду, не сообщаете ничего предосудительного, ваши показания записаны на видео, заданные вам вопросы также записаны на видео, — всё равно ваши слова могут быть использованы против вас, если у полиции есть любое свидетельство (даже ошибочное или ненадёжное), что что-то из ваших показаний — неправда.

Обвинению достаточно найти одного-единственного свидетеля, который поставит под сомнения ваши показания, чтобы как минимум довести дело до суда!

А если вы откажетесь разговаривать с полицией — у них не будет показаний, к которым можно придраться!

Теперь вы поняли, почему ни в коем случае нельзя говорить с полицией? Только под запись — и только в присутствии адвоката!
Поделитесь этими советами с друзьями и близкими!

http://lifter.com.ua/1522/Esli-vas-zadergivayut-NIKOGDA-ne-razgovarivayte-s-politsiey-Vot-pochemu

**
СВЕЖИЙ АКТУАЛЬНЫЙ
МАТЕРИАЛ

Будь готов, или о чем пора думать, если вашему ребенку от 13 до 25.

Сегодня хочу рассказать о реальных рисках для ваших детей на примере произошедшего в воскресенье в ОВД Аэропорт. Но сначала, все же, подробно о том, что же произошло.

В воскресенье, 5-го числа, около трех часов мне позвонила мундеп из Щукино Анастасия Брюханова. Она переслала информацию о том, что задержали каких-то ребят, и что надо кого-то из мундепов послать в ОВД Аэропорт, куда их повезли.

Нельзя сказать, что я обрадовался перспективе такой борьбы - я только что уложил детей спать, и собирался спокойно поработать. Но чем объяснять кому-то из коллег, почему они должны в воскресенье поехать в ОВД, мне было проще заехать туда самому. Как я рассчитывал, это не надолго.

Собственно, за кем же я ехал в ОВД Аэропорт?

Большая часть ребят была с лекции, проходившей в Высшей школе экономики, чтения Адами Смита. Это бесплатная лекция, куда может прийти любой желающий любого возраста. То есть если ваш ребенок говорит "я сегодня иду на лекцию по психологии в МГУ", то он ровно в той же степени риска, что и эти ребята.

Ребята вышли в перерыв с лекции на Малом Гнездниковском переулке и пошли по Тверской к Макдоналдсу. До Макдоналдса они не дошли, а были задержаны доблестными полицейскими, которым они показались подозрительными. Кроме них в автозак загремело еще четыре парня - младшему 15, старшему лет 27.

Вывод 1. Из вышесказанного делаем прямой и страшноватый вывод - это касается любого человека, идущего по улице. Любого. И вашего сына, и вас самого. Это неизбежная случайность. Поэтому не надо бояться, надо готовиться к тому, что если вас задержат, надо вести себя правильно.

Контекст.
Все происходящее случилось из-за событий, о которых я слышал краем уха, а многие не слышали вообще ничего.
Есть такой товарищ Мальцев, насколько понимаю, из националистов. Его активно арестовывали, в том числе видел его дважды задерживали 26 марта, а недавно его организацию Арт-подготовка признали экстремистской и запретили. Против него возбуждено уголовное дело, его сторонников арестовывают, говорят о найденной взрывчатке. Сам он уехал за границу и продолжает призывать всех к неповиновению. Судя по СМИ, именно 5 ноября он призвал всех сторонников выйти на улицы и митинговать.

Вывод 2. Вы можете стать свидетелем по уголовному делу из-за события, о котором вообще не слышали.

Поехали дальше. Быт ОВД.
В ОВД я прошел без труда. Я представился дежурному, и он отправил меня в "класс учебы" - действительно класс, где, видимо, проходят занятия. Там четверо полицейских сидели и писали рапорты, а перед ними расположились шестеро ребят - на вид, от 14 до 20. В ходе короткого разговора выяснилось, что это не все задержанные - остальные находятся в автозаке, стоящем во дворе. И стоял он там уже более полутора часов. Иногда водитель заводил двигатель.

Я нашел сотрудника, названного как главного, и по моей просьбе перевести людей в теплое помещение, он без возражений дал такое распоряжение, и остальных задержанных под одному перевели в тот же класс. Удивительное было в том, что если бы не попросил, ребята там еще бы час сидели, и никто бы не попытался их оттуда достать. Тем не менее, спасибо ему.

К этому времени подъехали мундеп Аэропорт Анна Щербаченко (Anna Shcherbachenko), мундеп Сокола Мария Соленова (Maria Solenova) и мундеп Якиманки Максимов Дмитрий. На втором этаже контролировал общение с несовершеннолетними адвокат Открытой России Андрей Юмашев.

Сотруднии полиции составляли протоколы о доставлении, то есть документ о том, что такой-то доставлен в ОВД для - и дальше указание причины - проверки по базам МВД и ФСБ. Очень миловидная сотрудница ОВД объяснила нам, что сейчас всех проверят по базам и отпустят. Другие сотрудники подтвердили, что оснований для составления протоколов об административных правонарушениях нет.

К тому моменту, когда положенные три часа истекли, в ОВД появилось несколько новых людей.
Два сотрудника центра "Э" - центра противодействия экстремизму МВД, и два следователя Следственного комитета.

Следователи очень долго готовились к непонятным процедурам, но никого не отпускали, включая одного парня - инвалида второй группы, которому необходимо было в 6 часов принять лекарства. Попытки ускорить процесс, призывы отпустить парня после проверки по базам ни к чему не привели. К счастью, ему принесли лекарство в ОВД и эта ситуация разрешилась.

Старший из сотрудников центра "Э", или э-шников, был очень разговорчив. Депутаты пытались донести до него обстоятельства дела. Услышав про Высшую школу экономики старший поморщился и сказал, что в вышке "такое гнездо" и что их там всех взрывать надо. На мой вопрос, не призывает ли сейчас сотрудник отдела по борьбе с экстремизмом к экстремизму, он с улыбкой ответил, что да, но ему можно. Жилеточка у него очень хорошая, а сам человек очень неприятный.

И о грустном. Минимум две мамы, приехавшие за своими несовершеннолетними детьми, начали отчитывать их за... да за все. За то, что не надо было ходить, не надо было интересоваться, и вообще.

Это было слышать очень тяжело, потому что, если разобраться, таким образом мамы выплескивали свой собственный страх. Им, мамам, страшно, и первая реакция - привычно накричать на своих детей, чтобы они чего-то не делали, отругать, что не там и не с теми шли. Тех самых подростков, которые уже пятый час в ОВД, которым всего по 15 лет, которым страшно гораздо больше чем маме, которая за ними приехала и которые ни в чем не виноваты.

Вывод 3. Ваши дети правы, и ваша задача как родителей их защищать. Они правы для вас по факту своего рождения. И если вам страшно за ребенка, то, стоя волчицей между ним и властями, повернитесь зубами к властям, а не своему сыну или дочери. Потому что если и вы встанете на одну сторону с полицией, то это будет предательство.
Если настолько страшно, что и за ребенка биться не можете - просто молчите. И помните выводы 1 и 2 - вашему ребенку не обязательно быть виноватым, чтобы оказаться там, где он оказался.
К чести отцов, трое из приехавших отцов вели себя очень достойно.

Тем временем, стало ясно, почему никого не отпускают. Людей, задержанных на улице без всякого повода, допрашивали по статье 205 Терроризм как свидетелей. То есть уголовное дело, видимо, о приготовлении к теракту, и в его рамках допрашивали этих ребят.

Все задержанные не очень понимали, что им писать в протоколах, и к, счастью, было время все объяснить. Я объяснил всем, чем меньше слов они напишут сейчас в протоколах, тем лучше. Самое лучшее, что они могут сделать для себя - это подписать с формулировкой "отказываюсь от объяснений на основании статьи 51 Конституции РФ". И это очень важная история, которую надо отдельно объяснить.

Представьте, что у вас есть работа, которую вы работаете уже давно и получаете за нее деньги. Она заключается в том, чтобы найти всех или хотя бы как можно больше причастных к уголовному делу и доказать, что они причастны.
У вас есть план. Если вы не выполните план, то вас лишат премии и ваша жена не скажет вам спасибо. Вам, может, и жалко было бы этих несчастных, но это не ваше дело, виновны ли они. Ваше дело - разговорить их, получить как можно больше показаний, и потом передать старшим следователям. Решать - это их работа.

Поэтому когда вас послали в ОВД Аэропорт, и дали стол и компьютер, а напротив посадили испуганного или же нагловатого пацана, вам не до церемоний. Ваша задача - получить информацию, или слова, которые потом можно превратить в "показания".

Притом вы - специалист. Вы не чайник, вы этим занимаетесь годами. Вы профессионал в раскручивании показаний при разговорах.

И чем больше этот пацан напротив скажет слов, тем больше возможностей задать уточняющие вопросы, интерпретировать, перевернуть, спровоцировать, нажать и заставить сказать "да". Он ведь сам не успеет оглянуться, как подпишет протокол, в котором будет написано "я шел в организованной толпе по призыву руководителя в сторону Кремля потому что думаю, что власть надо менять". Там не будет написано, что про сменяемость власти он читал в Конституции, а толпой он шел в Макдоналдс вместе с лектором обедать.

Вывод 4. Вы обязаны как родитель объяснить своему ребенку, сколько бы ему ни было лет, базовые правила общения с полицией.

Если он несовершеннолетний - никаких разговоров без вас. Только с мамой или папой, никак иначе. Ни о чем - ни о погоде, ни о Адаме Смите. Полицейские обязаны общаться с несовершеннолетними только в присутствии родителя - и - психолога или педагога.

Если он совершеннолетний, то на все вопросы следует давать один ответ: отказываюсь от объяснений на основании статьи 51 Конституции РФ. И ни словом больше. Если вам кажется, что это недоразумение и вы сможете все объяснить, если думаете, что люди обидятся на вашу невежливость, напомню, что многие из таких "объяснителей" находятся либо уже в колонии, либо еще в СИЗО.

Вспомните фильмы своего детства, где фашисты допрашивают партизан. Или современный сериал про 38-й год, где на Лубянке "допрашивают" видного ученого. И осознайте, что положение вашего ребенка строго такое же. Есть вы или ваш ребенок, и есть люди, которым надо вас посадить. Они ничего о вас не знаю, вы им не важны. Просто у них план, жена и дочка. Ничего личного, просто бизнес.
Поэтому повторю - потратьте 10 минут, и проговорите с ним его права и действия.

Около 7 часов начальник ОВД Щевровский Александр Николаевич, красивый статный мужчина, предпринял очень мощную попытку изгнать нас из здания ОВД - мол, несовершеннолетних отпустили, все, уходите.
Он утверждал, что это режимный объект, что здесь нельзя находиться, что мы мешаем работать, и просто обещал позвать сотрудников и вывести нас из помещения, да еще, подозреваю, впаять нам неповиновение законным требованиям сотрудника полиции. После десяти минут очень жесткого противостояния, когда уже Аня Щербаченко попросила его на камеру телефона рассказать, почему мы не имеем право тут находиться, и стало ясно, что добровольно мы не уйдем, Александр Николаевич прекратил нас прессовать, за что ему отдельное спасибо.

Вывод 5. Если вас очень хотят откуда-то увести, а вы не видите объективных оснований вас перемещать - боритесь. Это может касаться не только мундепов, но и адвокатов, родителей и друзей задержанных. Выгнать вас законного права не имеют, и в такой ситуации победит тот, кто будет упорней.

Сейчас я понимаю, что если бы изгнали мундепов, одного оставшегося адвоката изгнать было бы куда проще. А изгнав его, задержанные остались бы один на один со следователями не ограниченными временем и не отягощенными контролем. И угрозы про задержание в связи с уголовным делом на 48 часов могли бы перерасти в ночной или утренний допрос.

К 9 часам вечера в здании ОВД не допрошенными осталось трое. Мы сидели в коридоре, за дверью две молодые, но жесткие дамы вели допросы. В разговоре всплыл вопрос, должны ли выдавать копии протоколов. Под это дело адвокат Андрей Юмашев вошел в кабинет к допрашиваемым и разразился скандал. Дамы очень громко пытались выгнать его из кабинета, а он как лев отбивался, требуя присутствия при допросе.

Одна из дам вышла в коридор, отошла в другой его конец и стала почему-то по громкой связи разговаривать с начальником. "Адвокат? Какого черта! Да гони его на х..! Не имеет правовых оснований! Чей он? Оппозиционер?..." и дальше много эмоций от собеседника на том конце. Слышно было не все, но человек был явно недоволен.

К счастью, после разговора прения прекратились, и Андрей был с ребятами до окончания допроса.

А рядом со мной сел парнишка, очень молодой. Сел бледный, напуганный.
- Кажется, все плохо.
- Что плохо? Что-то сделал не то? Что-то не то подписал?
- Нет. Просто мне тут некомфортно. Мне плохо. Мне нехорошо.

Вывод 6. Объясните ребятам и будьте готовы сами, что вам будут стараться сделать нехорошо. Будут давить. Шутить про "сесть всегда успеешь", "на зоне тоже люди живут". Будут пугать, что если не расскажешь, будем тебя каждый день вызывать и тебе будет так вот плохо. Будут говорить - только подпиши, я сразу тебя отпущу. Будут грубить, унижать словом и делом. Все это обязательно будет.

Но если вы ничего не скажете, это будет один раз. Если скажете - зависит от того, что наговорили.

И то, что тебе страшно - это нормально. То, что хочется спрятаться и не видеть их - это нормально. Всем страшно. Всем нехорошо. А ты молодец, держись. Ты все делаешь правильно. 51 статья, ты все правильно подписал.

Последний допрос был завершен в 21.50. Нас в коридоре было человек 10 - мундепы, адвокат, те, кого уже допросили, дождались последнего из своих. Всей этой толпой мы пошли вниз, а я решил задержаться и подать жалобу.

Во-первых, на то, что людей полтора часа держали в автозаке.

Во-вторых, что с 16-ти часов по телефону дежурный отвечал, что всех уже отпустили, то есть врал.

По забавному совпадению, мою жалобу регистрировал дежурный по ОВД по фамилии Зотов. Его же фамилия, а также его коллеги, была указана в моей жалобе. Ему очень не понравилась моя бумага, но оснований не регистрировать ее у него не было.

И лишь чистой случайностью я объясняю тот факт, что в течение получаса мы не могли выйти из ОВД. Дежурный на проходной отказывался выпустить без приказа либо дежурного по ОВД, либо начальника. Начальник ходил по коридорам и говорил "ждите здесь" и уходил куда-то далеко. Дежурный по ОВД предлагал общаться жалобами и бумагами, играя в игру "ну теперь ты у меня попляшешь".

В 22.20 мы вышли из ОВД.

Хочу сказать спасибо всем, кто помогал этим ребятам. Тем, кто принес еды и воды. Тем, кто ждал у ворот ОВД. Спасибо мундепам и адвокату. Спасибо Насте Брюхановой за поддержку и советы. Спасибо лекторам. Спасибо всем взрослым, кто приехал за своими детьми.

И в конце хочется добавить какой-то пафосный лозунг, но не получается. Внутри небольшой ужас от того, что это про любого из нас, и при этом нет стопроцентных правил, как защититься от такого - делай так, и все точно будет хорошо. Задаю себе вопрос "что можно сделать" и кроме того, чтобы поддерживать деньгами Открытую Россию, которая присылает адвокатов или ОВД-инфо, которое сделает ваше задержание гласным и о нем хоть кто-то узнает, ничего в голову не приходит...

С вами был Павел Ярилин с Анна Щербаченко (Anna Shcherbachenko)

Более ранние оперативные сводки и фотографии с полей :
https://www.facebook.com/MoyAeroport/posts/892187917622188


источник https://www.facebook.com/MoyAeroport/posts/892653534242293

**

51 статья Конституции 

Оригинал этой записи размещён на https://tapirr.dreamwidth.org/5557003.html


Пожалуйста, комментируйте её ТАМ, используя OpenID
Комментарии

Leave a comment