?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Айаан Хирси Али: Продолжение - kostyad
kostyad
kostyad
Айаан Хирси Али: Продолжение
Оригинал взят у traveller2 в Айаан Хирси Али: Продолжение
Айаан Хирси Али: Продолжение


Начало см. в https://traveller2.livejournal.com/501612.html



Еще 10-15 лет назад Айаан Хирси Али в Америке считалась героиней. Американцы приютили ее в трудную минуту, ее разрывали на части телевидение и самые престижные университеты: Гарвард, Стэнфорд и т.д. Сейчас о ней стараются не упоминать, а если и упоминают, то всегда добавляют, что ее политическая позиция спорная, а наиболее радикальные левые деятели иначе как злобной исламофобкой, полной ненависти к мировой религии, ее не называют. Почему произошла такая переоценка — об этом речь впереди.

Итак, Айаан родилась в 1969 году в семье Хирси Маган Иссе от его второй жены (с первой он развелся лишь позднее). Ее отец Хирси Маган Иссе был профессиональным революционером, с оружием в руках он боролся против Сиад Барре, тогдашнего президента, который сам себя называл научным социалистом и правил страной с 1969 по 1991 год. Сиад Барре был помесью Саддама Хуссейна и Сталина: улицы сомалийских городов украшали портретные композиции “Маркс-Ленин-Сиад Барре.” Главным его достижением был перевод сомалийской графики на латиницу. Впрочем, этому нововведению не была суждена долгая жизнь. В 1991 году товарищи и соратники Хирси Маган Иссе наконец совершили победную революцию, и вернули в страну арабскую письменность и шариат в полной мере. Народ как жил в полной нищете, бесправии и кровавых разборках, так и живет. Единственным достижением последнего лет является то, что сотни тысяч, если не миллионы, сомалийцев получили статус беженцев и переселились в США.

Пока отец занимался революцией, сидел в тюрьме и искал себе третью, а затем и четвертую жену, мать Айаан (вместе с Айаан и ее сестрой) моталась по разным странам: из Сомали в 1977 году в Саудовскую Аравию, затем в Эфиопию, а потом наконец в 1980 г. осели в Кении. Как я уже писал, в пятилетнем возрасте ей удалили внешнюю часть гениталий (разумеется, без наркоза). В Саудовскую Аравию семью перевез отец Айаан, которому как раз удалось бежать из тьрьмы.



В Кении Айаан закончила англоязычную среднюю школу для девочек-мусульманок, которую финансировала Саудовская Аравия. Вместе с саудитами пришло характерная для них интерпретация ислама: ваххабизм. Любимая религиозная учительница Айаан вдохновила Айаан и ее одноклассниц принять ваххабизм — гораздо более “жесткий ислам”, нежели тот, который был распространен на ее разгильдяйской родине, в Сомали. Позже, Айаан Хирси Али писала, что она долгое время была под впечатлением от Корана и жила «по книге» на протяжении всего своего детства. Она разделяла взгляды Братьев-мусульман и носила хиджаб.

Около 1990 года ее отец подписал брачный контракт с канадцем сомалийского происхождения, который приехал в гости к родственникам в Кению. Айаан никогда прежде его не видела. Отец купил ей билет и отправил в Канаду с тем, чтобы она вступила там в роль жены.

Лететь нужно было через Германию. Айаан вышла из самолета во Франкфурте. Ее переживания в этот момент описаны в книге. Опуская детали, скажу только, что на рейс из Франкфурта в Канаду она не явилась, а села в поезд, который, следовал в Голландию. В Голландии у нее были родственники. Они помогли ей оформить заявку на политическоге убежище, в которой она указала, что прибыла из Сомали (а про Кению умолчала) и вместо фамилии отца (Маган) указала фамилию деда по отцовской линии, Али. Эти подробности важны, поскольку они сыграли важную роль в дальнейшем. Заявка была удовлетворена через три недели.

Рабочая карьера Айаан начиная с 1992 года такова: уборщица в разных учреждениях, сортировщица на почте, в Нидерландской службе иммиграции и натурализации, переводчица в Роттердамском центре для беженцев, переводчицей в общежитиях для женщин, подвергшихся насилию. Параллельно с работой она училась в Институте социальной работы Де Хорст в Дрибергене а потом в Лейденском университете, где и получила степень магистра политических наук в 2000 году.

После окончания университета Айаан Хирси Али стала сотрудницей научного института, связанного с левоцентристской Партией труда. Профессор Лейденского университета Рууд Кул был распорядителем партии. В это время случился теракт в Нью-Йорке (знаменитое 11 сентября 2001 года). Айаан пишет в своей книге: «Я взяла Коран, чтобы проверить, что бен Ладен действительно его цитировал…. Я нашла там цитаты, приведенные бен Ладеном». В 2002 году Айаан публично отказалась от ислама, заявив, что отныне она — атеистка и посвятит себя критике ислама и исламской культуры на телевидении, на общественных форумах и в печати. После выхода первой ее книги «Фабрика сыновей» она стала получать угрозы типа “мы с тобой разделаемся”. Именно с этого времени и до сих пор она живет практически в “подполье”. На каждый публичный выход ее сопровождают телохранители.

Работа в Партии труда перестала ее удовлетворять и она сменила левое крыло на правоцентристскую Народную партию за свободу и демократию от которой Айаан и баллотировалась в голландский парламент. На следующих выборах в 2003 году она прошла в парламент.

Айаан Хирси Али использовала парламентскую трибуну для критики ислама, заявив однажды, что по западным меркам пророк Мухаммед должен рассматриваться как педофил. Так она впервые переступила красную черту политкорректности. В тот раз голландская прокуратура решила не заводить на нее дело, поскольку “Айаан Хирси Али не предполагает никаких выводах о мусульманах и их ценность как группы не отрицает.”

В этом же году Айаан познакомилась с писателем и режиссёром Тео ван Гогом (родственник знаменитого художника). Тео предложил ей сделать совместный фильм. Айаан написала сценарий под названием “Подчинение” (Submission); она же читает за кадром. Небольшой фильм о доле женин мусульманском обществе был закончен в 2004 году. Обнажённая актриса, одетая в полупрозрачную паранджу, демонстрирует тексты из Корана, написанные на её коже. Тексты поясняют подчинённое положение мусульманских женщин. Параллельно идут сцены издевательств и насилий над женщинами.

2 ноября 2004 года Мохаммед Буйери, 26-летний выходец из Марокко, убил Тео ван Гога при свете дня прямо на людной улице в Амстердаме. Буйери сделал восемь выстрелов, сначала издалека, а затем с близкого расстояния, когда режиссёр уже лежал на земле. Тео Ван Гог был мёртв, когда Буйери перерезал ему горло большим ножом. Потом небольшим ножом закрепил на теле письмо, с угрозой расправы над Айаан Хирси Али. Ее охрана была усилена. На похоронах мать Тео ван Гога подошла к Айаан и попросила ее не опускать рук и продолжить дело, которое они начали вместе с Тео.

Айаан Хирси Али пришлось скрываться, секретно переезжая из одного города в другой. Несколько месяцев она пряталась в США. В 2005 году она вернулась в парламент. В январе 2006 года Айаан была объявлена «Европейцем года» по версии американского журнала Reader’s Digest. В своём интервью она просила мировые правительства препятствовать иранской ядерной программе.

В марте 2006 года она была в числе тех, кто подписали письмо под названием «Манифест: вместе перед лицом нового тоталитаризма» –– o свободe печати и мнений. Это был ответ на протесты в исламском мире вокруг карикатурного скандала в Дании. Айаан собиралась снять фильм «Покорность-2», посвящённый терактам исламистов в европейских странах. “Если фильм снят не будет, террористы будут и дальше верить, что смогут добиться цели путём насилия” — писала она. Однако этому проекту было несуждено осуществиться.

В мае 2006 года телепрограмма Zembla сообщила, что в своем прошении о политическом убежище в Голландии Айаан Хирси Али солгала о своём имени, возрасте и стране проживания. Разразился скандал, подогретый ее политическими и личными противниками (например, к нему приложила руку Рита Вердонк — министр интеграции и иммиграции). После выхода в эфир документального фильма Zembla, на пресс-конференции, Айдан признала, что в прошении об убежище она скрыла свое проживание в Кении и указала фамилию деда а не отца, заявив однако, что во время выборов в парламент в 2002 году она раскрыла полную информацию. 27 июня 2006 года она подала в отставку под принуждением министерства юстиции. Последующие политические волнения 29 июня в конечном итоге привели к отставке всего правительства.

Вскоре Айаан Хирси Али перебралась в Соединенные Штаты по приглашению Гарвардского и Стэнфордского университетов. Ее жизнь в подполье продолжилась (и продолжается) в Америке.

Вот еще несколько цитат из ее книги “Кочевник”.

“Семья —это очаг человеческих ценностей. Именно в семье дети узнают культурные нормы и традиции поведения выработанные их предками. Именно в семье вырабатываются привязанности и обязанности, которые передаются следующим поколениям. Поэтому понимание динамики мусульманской семьи — самая важная задача, потому что именно в ней кроется восприимчивости мусульманских юношей к исламскому радикализму. Заговоры рождаются в мечетях и школах Саудовской Аравии и Египта, и свободно перелетают в гостиные комнаты мусульманских семей в Голландии, Франции и Америки.

На западе много хороших людей, которые помогают мусульманским беженцам, требуют от общества помогать еще больше, жертвуют деньги благотворительным организациям, выступают против дискриминации, лоббируют в правительстве за открытую иммиграцию и специальные привилегии для беженцев, которые бы освободили их от стандартов поведения в западном обществе. Они сражаются за то, чтобы пришельцы могли сохранить свою культуру, и охраняют от критик их религиозные каноны. Эти люду руководствуются самыми добрыми намерениями, вне всякого сомнения. Однако, на мой взгляд, их добронравные действия являются частью той самой проблемы, которую они пытаются решить. Говоря откровенно, их усилия помочь переселенцам из исламских стран таким образом напрасны, потому что задерживая процесс их перехода в современность (создавая иллюзию, что на западе они могут сохранить средневековый уклад и, в то же время, стать успешными гражданами тех стран, которые дали им укрытие) сторонники мультикультурализма отрезают беженцев и их детей как от традиционной культуры так и от современной, лишая их каких-либо моральных ценностей. То, что они подают как сочувствие новоприбывшим, на самом деле является грубой формой расизма. Тем более жестокой, что их слова упаковываются в сахарную оболочку добродетели.

Также, как нацизм начинался с видения Гитлера, исламское видение халифата — общество управляемое по законам шариата, в котором женщины, имеющие отношения до брака забиваются камнями до смерти, гомосексуалистов избивают, а таких отступников, как я, убивают. Законы шариата враждебны к либеральной демократии как нацизм. […] Насилие является неотъемлемой частью ислама — это деструктивный, нигилистический культ смерти. Он узаконивает убийство.

*****

Когда-то Россия пережила ужасы гражданской войны. Сейчас в Америке идет, если так можно выразиться, холодная гражданская война. Демократическая партия взяла круто влево (некоторые, например, Берни Сандерс, приближаются к уровню пламенных коммунистов). Республиканцы сделали шаг или два направо. Напряжение в обществе растет. Как и когда-то в России линия раздела иногда проходит внутри семьи. Левые экстремисты взрастили две новые концепции: white priviledge и исламофобия. Первая — привилегия белых людей — означает, что в какой бы семье вы не родились, если у вас белая кожа, то вы по самому этому факты виноваты перед остальным человечество. Вашу привилегию нужно отобрать: в виде налогов, квоты при поступлении в вузы и устройстве на работу, и. т.д. Может быть, даже лишить права голоса. Второе концепция — исламофобия — означает, что любое критическое замечание об издевательствах над мусульманскими женщинами или распространенности экстремизма среди юношей, не имеет права на существование поскольку является проявлением исламофобии и расизма. Хунвейбины в университетских кампусах США почти уже истребили великое завоевания прошлого: свободу слова и академической мысли. Говорить можно только то, что политкорректно; все остальное подлежит обструкции.

Именно поэтому Айаан Хирси Али — героиня начала 2х-тысячных, вдруг в одночасье превратилась в нежелательный элемент с весьма спорной программой, controversial activist.

В начале 2014 года Brandeis University Бостон) пригласил Айаан Хирси Али на церемонию получения почётного звания. Но в начале апреля, после нажима со стороны Джозефа Ламбарда, руководителя отдела исламоведения, других членов профессорско-преподавательского состава и нескольких студенческих групп, университет отменил своё приглашение. Айаан ответила, что “дух свободного выражения” был предан и подавлен. Кое-кто встал на ее защиту, но таких было мало. Например, Лоуренс Хаас опубликовал письмо, в котором говорилось, что президент Brandeis University «уступил политкорректности …

Бабье лето в Миннесоте






Leave a comment