?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
А. Гофман. Теонанакатл — волшебный гриб ацтеков Химия и жизнь 1965 N 7-8 - kostyad
kostyad
kostyad
А. Гофман. Теонанакатл — волшебный гриб ацтеков Химия и жизнь 1965 N 7-8
Оригинал взят у lizafrog в А. Гофман. Теонанакатл — волшебный гриб ацтеков
Несколько лет назад усилиями ученых разных специальностей был раскрыт секрет действия «теонанакатла», волшебного гриба ацтеков. Грибы, о которых историки и этнографы упоминали в связи с религиозными культами этого древнего народа, обрели ботаническую классификацию, их начали культивировать в лабораториях. Появилась возможность заняться их химическим исследованием. Было выделено действующее начало теонанакатла, установлено его строение, а затем осуществлен его синтез. Исследователи провели широкие фармакологические испытания синтезированного вещества и выяснили его ценность для медицины.
Ниже обобщены различные этапы этих волнующих исследований.

Страницы истории

В знаменитой хронике францисканского патера Бернардино де Саагуна (XVI век), которая называется «Общая история Новой Испании» и представляет собой монументальный труд
о культуре и истории государства ацтеков, разрушенного испанцами, можно прочесть о каких-то грибах, употреблявшихся индейцами во время празднеств и религиозных обрядов и вызывавших состояние особого опьянения. Саагун и другие авторы его времени, упоминавшие эти грибы, называют их порождением дьявола. Ацтеки же считали действие грибов проявлением божественных сил, что и подтверждалось названием: «теонанакатл» или «волшебный гриб».
Все старые источники сходятся на том, что теонанакатл использовали не только во время празднеств — его употребляли также жрецы и прорицатели, и бог гриба (или, как считали миссионеры, — сатана) наделял их способностью к ясновидению; они могли, например, узнавать причины болезней и средства их исцеления. По всей видимости, культ этого гриба у индейцев центральных областей Америки восходит к глубокой древности. В Гватемале археологи находили своеобразные каменные грибы: шляпка, а под ней ножка, на которой вырезана голова или даже полное изображение бога или духа. Один из таких грибов хранится в цюрихском музее Райтберга. Это каменный гриб сравнительно позднего времени. Он относится к периоду расцвета культуры майя, т. е. к III-VI векам нашей эры. Самой древней из найденных фигур больше трех тысяч лет. Из этого можно сделать вывод, что индейский культ грибов восходит ко второму тысячелетию до нашей эры.
Но сколь древен этот культ, столь мало мы о нем знаем. Как ни странно, на сообщения старых хроник о грибах никто не обращал внимания; по-видимому, их считали просто суеверной выдумкой. Вероятно, по той же причине ничего не говорится о волшебных грибах в увлекательной книге В. Прескотта «Ограбление Мексики», которую с интересом читают и по сей день.
Казалось, что следы индейского культа грибов совершенно затеряны. В 1915 году американский ботаник В. Сеффорд опубликовал исследование, в котором доказывал, что авторы старых испанских хроник, по-видимому, ошибочно принимали за гриб известный мексиканский кактус пейотл. Одним из первых, кто поверил в старую легенду и вернулся к мысли о том, что теонанакатл — это все-таки гриб, был Виктор А. Реко, автор книги «Волшебные яды».
В 1936—1938 годах американские исследователи Р. Вейтленер, Дж. Джонсон и Р. Шультес установили, что местное население некоторых районов Южной Мексики продолжает употреблять грибы во время религиозных обрядов. Этнографу Дж. Джонсону удалось наблюдать в Уаутла де Хименес (провинция Оахака) ночной обряд, во время которого индейцы ели какие-то сырые грибы.
В 1938 г. Б. Реко — двоюродный брат автора книги о ядах и Р. Шультес послали образцы теонанакатла (это были два разных гриба, но тогда они не получили еще своего ботанического определения) в Каролинский медико-хирургический институт в Стокгольме для фармакологического и химического исследования. Сотрудник института С. Сантессон установил, что введение экстракта грибов мышам и лягушкам вызывало в их поведении определенные изменения, напоминающие полунаркоз. При химическом исследовании выяснилось, что действующее начало этих грибов — вовсе не алкалоид, как это можно было предполагать, а, вероятнее всего — глюкозид.
На этом исследование мексиканских волшебных грибов приостановилось. Новый этап в нем связан с именами супругов Уоссон, которые в течение тридцати лет посвящали свой досуг исследованию роли грибов в истории культуры различных народов (их перу принадлежит книга «Mushrooms Russia and History», вышедшая в 1957 году в Нью-Йорке). После систематического изучения всего, что рассказывали о теонанакатле ацтеков старые источники, Уоссоны решили начать исследования в том районе, где в конце тридцатых годов было установлено, что старые индейские грибные культы сохранились и поныне. В 1953 г. была организована первая экспедиция в гористую страну Мацатеков (провинция Оахака). Однако потребовалось много времени и такта, чтобы завоевать доверие индейцев и заставить их решиться полностью открыть свой секрет белому человеку. Лишь во время второй экспедиции летом 1955 года Уоссону удалось стать не свидетелем, а участником тайной ночной грибной церемонии в заброшенной горной деревушке Уаутла де Хименес. Он и его спутник фотограф А. Ричардсон были, по-видимому, первыми белыми людьми, которым индейцы разрешили вкусить «волшебных грибов».
В ту ночь все участники церемонии собрались в хижине, где был воздвигнут алтарь с распятием, а рядом с другими принадлежностями культа были попарно разложены волшебные грибы. Торжество носило религиозный характер, а языческие обряды перемешались с элементами ритуала католической церкви. Руководила обрядом старая мацатекская женщина, знахарка и прорицательница (Курандера). Бормоча молитвы, она съела несколько грибов, а остальные раздала собравшимся. Вскоре Курандера впала в полузабытье и начала монотонным голосом передавать содержание своих видений.
Уоссон и его спутник, съевшие по двенадцать «волшебных - грибов» (Курандера съела вдвое больше) безуспешно пытались сопротивляться действию мистической атмосферы, царившей в хижине. Восторженными словами описывает Уоссон, как он очутился под властью теонанакатла, хотя всеми силами противился действию гриба, чтобы сохранить объективность наблюдений. Сначала перед его глазами возникли геометрические цветные орнаменты, которые вскоре стали объемными. Затем, последовали видения прекрасных залов с колоннами, украшенных драгоценными камнями, дворцов какой-то неземной гармонии и великолепия, картины фантастических торжественных шествий, знакомых ему разве что из мифологии, а также пейзажей неописуемой красоты.
Освобожденные от власти тела и потерявшие ощущение времени души парили в царстве фантазии, наполненном картинами высочайшей правды и глубочайшего значения. Казалось, вот-вот перед ними откроется начало всех начал, что-то невероятное, но последняя дверь так и осталась закрытой...
Грибной пир длился почти до утра: около четырех часов все присутствующие уснули.

Волшебные грибы в лаборатории

Действие волшебных грибов, испытанное Уоссоном, намного превзошло все, что он знал о нем из старинных описаний и что он просто наблюдал со стороны.
Чтобы продолжить научное исследование мексиканских грибов, Уоссон связался с профессором Р. Геймом, известным микологом, директором Национального музея естественной истории в Париже. Летом 1956 года они вместе отправились в экспедицию, во время которой Гейму удалось найти ботаническое определение того «главного» гриба, который индейцы использовали в религиозных церемониях и действие которого они с Уоссоном снова испытали на себе. Это оказался лиственный гриб (Agaricales) из семейства Strophariaceae. Остальные грибы принадлежали семейству Psilocybe (одиннадцать видов), Stropharia (один вид) и, по всей вероятности, один вид относился к семейству Conocybe. Р. Гейм подробно описал эти совершенно новые виды грибов в целом ряде работ; все они собраны в монографии «Галюциногенные грибы Мексики», материалы которой и приводятся в этой статье.
Вскоре Гейму удалось вырастить в лабораторных условиях один из видов мексиканских грибов, которые он передал для химических исследований в химико-фармацевтическую лабораторию фирмы «Сандоз» в Базеле. Затем были разработаны способы выращивания тех видов, которые больше всего подходили для разведения в лаборатории — Psilocybe mexicana Heim.

Секрет действующего начала грибов

Начиная химическое исследование гриба в 1957 году, мы имели в своем распоряжении очень небольшое количество материала — около 100 грамм плодовых тел Psilocybe mexicana, присланных из Парижа. Поскольку у нас не было никаких соображений относительно химической природы действующего начала грибов, нам оставалось начать выделение нужного вещества с проверки его фармакологического действия на животных. Однако, мы не получили никаких ощутимых результатов, пытаясь сравнить эффективность действия различных фракций грибного экстракта. Когда большая часть драгоценного материала, была безрезультатно истрачена на животных, возникло сомнение, не теряют ли искусственно выращенные и высушенные грибы своего «волшебного» действия? Автор данной статьи решил ответить на этот вопрос, испытав действие грибов на себе. Он съел 32 высушенных гриба средней величины, общим весом в 2,4 грамма. И — испытал их сильное психотропное действие, о чем свидетельствует следующий отрывок из лабораторного журнала:
«Через полчаса все вокруг изменилось самым чудесным образом, обрело мексиканский характер. Я понимал, что, зная о мексиканском происхождении этих грибов, я могу видеть только мексиканские мотивы и сознательно старался сохранить нормальное видение окружающего мира. Но, несмотря на все усилия воли, мои старания видеть обычные формы и краски оказались напрасными. С открытыми и закрытыми глазами я видел лишь индейские орнаменты с их характерными сочетаниями красок. Когда надо мной наклонился врач, чтобы измерить кровяное давление, он превратился для меня в ацтекского жреца, приносящего жертву, и я не был бы удивлен, если бы в руках у него появился обсидиановый нож. Несмотря на всю серьезность опыта, я не мог не развеселиться при виде того, как знакомое лицо моего коллеги стало совершенно индейским. Приблизительно через полтора часа после приема грибов, натиск внутренних видений — а это были в основном абстрактные, быстро меняющиеся по форме и краскам картины, — принял такой стремительный размах, что я боялся раствориться и потеряться в этом водовороте форм и красок. Приблизительно через шесть часов сон кончился. Но сам я не имел представления о том, сколько длилось это состояние, в котором чувство времени было потеряно. Встреча с реальной действительностью воспринималась как счастливое возвращение на родину из чужого, но совершенно реального мира».
Это испытание показало, что отрицательные результаты первых опытов объясняются вовсе не качеством грибов, а тем, что животные не могут «рассказать» о своих ощущениях. Таким образом, оказалось, что только человек может быть чувствительным индикатором данного вида веществ. Придя к такому заключению, мы сочли необходимым провести надежную проверку действия оставшейся части грибного материала на человеке. Исходя из результатов описанного выше опыта, когда 2,4 грамма высушенных грибов вызвали сильную реакцию, длившуюся в течение нескольких часов, мы решили брать такие пробные фракции, которые содержали бы приблизительно 1/3 исходного материала, т. е. 0,7—0,8 грамма высушенных грибов. Если проба содержала действующее начало в меньших количествах, то она сказывалась на работоспособности человека в течение более короткого времени. Это был тот показатель, благодаря которому мы научились различать фракции, содержащие искомое вещество. В результате было экстрагировано и очищено действующее начало мексиканских грибов.
Для предосторожности — вдруг вещество окажется очень неустойчивым — все операции проводились в нейтральных растворах, а их выпаривание — при комнатной температуре.
На всех стадиях экстракция продолжалась до тех пор, пока в раствор уже не переходило никакого вещества. В этом случае искомое
вещество должно полностью находиться либо в остатке, либо в экстракте. Наша работа значительно упростилась. Остаток после выпаривания водно-спиртового раствора на последней стадии представлял собой коричневый порошок, в котором концентрация искомого вещества было примерно в 20 раз больше, чем в высушенных грибах. В 50 миллиграммах этого порошка содержалась доза, которая уже действовала на человека. В дальнейшем для выделения действующего начала волшебных грибов мы применили метод бумажной хроматографии. 50 миллиграммов препарата — количество, вызывающее, как мы выяснили, психотропное действие, растворяли в метиловом спирте и наносили на лист фильтровальной бумаги. После разделения в системе бутиловый спирт — вода на хроматограмме образовались зоны, соответствующие различным веществам, входящим в состав грибов. Каждую зону вырезали, экстрагировали метиловым спиртом и определяли в ней количество вещества.
Полученные этим способом хроматографические фракции раздали сотрудникам на испытание. Один из них, принявший вещество зоны I, явно ощутил действие гриба, остальные участники опыта никак не реагировали на препарат.
В результате этих опытов стало возможным получать большое количество искомого вещества разделением на хроматографической колонке с порошком целлюлозы. Правда, сначала его не удавалось закристаллизовать, однако после удаления примесей обработкой углекислым серебром было получено вещество в виде тонких белых игольчатых кристалликов. Мы назвали его псилоцибином по названию грибов: Psilocybe mexicana.
Новое вещество давало цветные реакции, характерные для производных индола. С этих пор цветные реакции заменили проверку присутствия псилоцибина испытанием на человеке. При обработке хроматограмм на месте псилоцибина появлялось фиолетовое пятно. Но пятно такого же цвета было замечено еще в одной зоне! Из нее выделили кристаллическое вещество, которое оказалось идентичным аминокислоте триптофану. Триптофан в свободной форме встречается в небольших количествах почти во всех исследованных нами грибах, даже в тех, которые не содержали псилоцибин. Над двумя фиолетовыми пятнами виднелось бледно-голубое пятно, которое выдавало присутствие третьего индольного соединения. Это вещество, которое обычно встречается вместе с псилоцибином, назвали псилоцином.
Описанным методом были исследованы различные виды грибов, которые профессор Р. Гейм собрал во время своей экспедиции в Мексику и в другие части света. Выяснилось, что псилоцибин и очень часто небольшие количества псилоцина встречаются не только в Psilocybe mexicana, но и в других видах Psilocybe, а также в близком роде Stropharia. Кстати, гриб Stropharia cubensis, который используют в религиозных ритуалах индейцы Южной Мексики, можно встретить и в других частях света, например, в Камбодже и Таиланде. В грибах восточно-азиатского происхождения мы обнаружили псилоцибин и псилоцин. Известно, что в Таиланде и в Камбодже эти грибы также применяют для одурманивания.
Итак, исследователи получили возможность добывать достаточное количество действующего начала волшебных грибов. Это позволило перейти к долгожданным исследованиям по выяснению химического строения открытых соединений. Ультрафиолетовые спектры этих веществ еще раз подтвердили то, что уже было показано специфическими цветными реакциями, а именно индольную структуру соединений. На рисунке 3 показан для сравнения спектр незамещенного индола. Кривые псилоцибина и, в особенности, псилоцина хорошо совпадают со спектром синтетического 4-оксииндола. Поразительная деталь: до этого в природе еще ни разу не находили 4-оксизамещенных производных индола. Можно сказать, что нам сопутствовала удача, так как в течение, трех предыдущих лет в лаборатории были синтезированы как раз 4-замещенные индолы и поэтому мы могли сразу использовать их спектры для сравнения.
Вторая большая неожиданность: в состав псилоцибина входит фосфор. По данным элементарного анализа была выведена брутто-формула: C12H17O4N2P (молекулярный вес 284,3). Фосфоросодержащие индольные производные до сих пор не были известны в природе. Насколько мы можем судить, псилоцибин — пока единственный их представитель.
Целый ряд исследований и полученных на их основе данных позволили написать гипотетическую структурную формулу псилоцибина и псилоцина.
После уточнения всех особенностей структуры псилоцина и псилоцибина наступил заключительный этап работы — нужно было подтвердить строение полученных веществ их полным синтезом. Это и было сделано на основе 4-бензилоксииндола.
Так кончилось «волшебство» волшебных грибов. Вещество, действие которого индейцы в течение тысячелетий приписывали богу грибов, стало доступным рядовому исследователю.

«Волшебное» семейство

Все встречающиеся в природе индольные соединения происходят от триптофана и поэтому содержат остаток триптамина. Есть он и в молекулах псилоцибина и псилоцина. Эти соединения близки по структуре к таким природным триптами-новым производным, как серотонин, диметилтриптамин, буфотенин, и другие.
Серотонин, занимающий сейчас центральное место в биохимических исследованиях, широко распространен в организмах теплокровных. Он присутствует в головном мозгу, где принимает участие в работе центральной нервной системы. Структурное сходство психохимических веществ грибов с мозговым веществом серотонином наводит на мысль, что индольные структуры играют большую роль в биохимии психических процессов. Диметилтриптамин и буфотенин, которые впервые были обнаружены в кожном секрете некоторых жаб, входят также в состав Piptadenia piregrina. Индейцы Ориноко приготовляют из семян и листьев этого растения одурманивающий нюхательный табак.
Следы диметилтриптами-на можно найти и в другом южноамериканском «волшебном» растении Prestonia amazonica.
Особенно разительна аналогия в химическом строении псилоцибина, буфотионина и дигидробуфотионина (буфовиридина), которые, подобно буфотенину и буфотенидину, обнаружены в кожном секрете жаб.
Несколько более отдаленное сходство есть у псилоцибина и псилоцина с такими веществами психотропного действия, как например, гармин и гармалин, ибогаин и широко известный резерпин.
Наконец, еще одна родственная группа соединений — алкалоиды спорыньи.
Структурное сходство находит выражение в близости действия обоих групп веществ.
Так одно из производных алкалоидов спорыньи — тар-трат диэтиламида лизергиновой кислоты (известный под шифром LSD-25) обладает необыкновенно сильным психотропным действием и применяется в экспериментальной психиатрии.

Рождается новое лекарство

Итак, химические исследования псилоцибина были закончены. Теперь предстояло исследовать фармакологическое действие препарата сначала на животных и на изолированных органах. Эти работы были проведены в фармакологической лаборатории в Базеле. Довольно быстро выяснилось, что псилоцибин не оказывает никакого характерного влияния на изолированные органы (например, сердце). Когда псилоцибин вводился животным, у них ярко наблюдалась повышенная деятельность симпатической системы: расширялись зрачки, учащалось дыхание, повышалась температура. Электроэнцефалограмма также сигнализировала о повышенной активности мозговых клеток.
Наиболее характерным действием псилоцибина было повышение моносимпатического спинного рефлекса.
Опыты на животных показали крайне незначительную токсичность псилоцибина и псилоцина. Для мышей LD50 (доза в милиграммах на килограмм веса, при которой погибает 50% животных) псилоцибина составляет 280 мг/кг при внутривенном введении. Псилоцин в два с половиной раза менее токсичен, чем мецкалин — галюциногенное вещество кактуса; при этом он в 50 раз более активен в психотропном действии на человека.
Картина действия синтетических «волшебных» веществ на людей совпала с действием грибов, описанным в старых хрониках, и с тем, что было известно из описания опытов, проведенных на себе Уоссоном, Геймом, Гофманом и другими. Через 20—30 минут после приема внутрь доз в несколько миллиграмм начинаются изменения в сфере психики. При небольшой дозировке примерно до 4 миллиграммов действие препарата сказывается прежде всего на настроении, а также на контакте с внешним миром.
Часто человек испытывает при этом приятное духовное и физическое расслабление и отрешенность от окружающей действительности — это нередко бывает связано с чувством приятной физической усталости и тяжести, а иногда с ощущением необычайной легкости и парения тела. При более высоких дозировках — в 6-12 миллиграмм — появляются более глубокие изменения, связанные с нарушенным восприятием пространства и времени и с иным сознанием своего «я» и собственного телесного облика. Возникает зрительная сверхчувствительность, которая может вызвать иллюзии и галлюцинации. В этом состоянии, похожем на сон, ярко всплывают давно забытые переживания, даже из самого раннего детства...
Терапевтическое применение псилоцибина основывается, главным образом, на только что упомянутом воздействии вещества на подсознание. Уже известны обнадеживающие исследования, в ходе которых псилоцибин употреблялся как лекарственное средство в психотерапии, где большую роль для успешного излечения играет возрождение забытых или оттесненных назад впечатлений — особенно, если дело касается психических травм, вызванных какими-то переживаниями. Немалый интерес для психиатра представляет, по-видимому, и расслабляющее действие псилоцибина на психику — благодаря ему больные освобождаются от состояния изолированности и входят в более близкий контакт с врачом.
Исследование мексиканских волшебных грибов стало еще одним примером того, как полезно современной науке обращаться к знаниям наших предков о чудесных силах, скрытых в растительном мире. Это позволяет ей обнаруживать новые удивительные вещества, которые могут оказаться весьма ценными для современного человека.
1 comment or Leave a comment
Comments
kostyad From: kostyad Date: March 23rd, 2013 04:31 pm (UTC) (Link)

наука и жизнь 1965-1966

и на эту тему в 1965 была статья две стр с фото пер с франц в журнале -наука и жизнь -а в 1966 в журнале Наука и жизнь была статья на семь страниц о пользе ЛСД и писали какой хороший проф Тимоти Лири тк благодаря тому что он бесплатно раздает студентам ЛСД студенты отказываются идти на вьетнамскую войну и массово уезжают в канаду куда граждан сша пускают без загранпаспорта достаточно водительских прав .
1 comment or Leave a comment